История Натальи Л

Я обратился со своей “болячкой”, потому что полностью вам доверяю!” - написал наш читатель Игорь Петрович Кононов из Мариуполя. Ваше доверие дорого нам безгранично. Но особенно “задевает за живое”, когда вы делитесь с нами болью не физической, на “сердечной”, душевной. Такие искренние, кровью написанные письма - редкость (да их и не должно быть много!). Они сразу бросаются в глаза, беспокоят, бередят душу. Муки, отчаяния в них - через край. Вот и выплескивают их авторы на нервным почерком исписанные странички, моля о совете, помощи, понимании, сочувствии.

Врачуй мне душу,
а не то я хуже чем умру...
Письмо Натальи Л. - из таких.

Здравствуйте, уважаемые люди. Никогда не писала в редакцию, а сегодня не выдержала. Снова плачу. По-моему, радости мне в этой жизни больше не видеть. И поговорить не с кем, потому что не знаю, как меня поймут и поймут ли вообще. Лучшая подруга сказала: "Выбрось все из головы, у тебя сын маленький, расти его и забудь обо всем". К сожалению, это невозможно...

Я не знаю даже, смогу ли вообще дописать это письмо. Извините, если оно будет сбивчивым.

Мне двадцать девять лет. Я продавец, хотя по образованию инженер-химик. Пришлось переучиваться, потому что надо было иметь работу. С мужем мы с самого начала жили душа в душу. Все, что касалось первых лет замужества, было прекрасным, солнечным, я как на крыльях летала. Родился у нас первый мальчик, Сашенька. Жили в коммуналке, но вот мужу на работе подошла очередь на квартиру. Въехали мы в прекрасное жилье. Я родила второго ребенка, тоже сына. А счастье наше кончилось. Старший наш сыночек оказался неизлечимо больным. Выяснилось, что и у меня, и у мужа в организме недостаточно вырабатывается один нужный фермент, а у ребенка его совсем не было. Это стало известно только после того, как ему исполнилось 2 года. Он такой был умница, уже начинал лепетать и нас хорошо понимал, и на личико приятный, улыбчивый ребенок. Но вместо того, чтобы расти, как все другие детки, наш Сашенька стал умирать. Это продолжалось два года. Чего мы натерпелись за эти черные 700 дней! —то он, несчастный ангел, вытерпел! Вы представьте - четырехлетний ребеночек, похожий уже на скелет, не говорящий, не встающий, лежит и только покрикивает, и все на одной ноте. Я разрывалась между ним и младшеньким, муж почернел весь. Естественно, никуда мы нашего ангела не отдали, так и умер дома. За это время мы, конечно, многое узнали про это заболевание.

О том, в частности, что можно проверить на ранних сроках беременности, здоровым или больным будет ребенок. В генетической консультации, в Москве, есть такая, берут на исследование околоплодные воды и на основании анализов делают заключение. Слава Богу, что второй ребенок здоров - так сложилось в природе.

С тех пор, как мы похоронили Сашеньку, прошло шесть лет. Конечно, мы с мужем не смели больше и думать еще об одном ребенке. Сын пошел в школу, забот мне прибавилось. А еще я нашла утешение в Боге и церкви. Туда привела меня соседка, и вы не поверите: может, это единственное место, где я не то что бы утешилась, а почувствовала, что мой сыночек все-таки сейчас в лучшем мире. Он ушел безгрешным, столько страдал, значит Бог, взяв его, рассудил справедливо, дал ему облегчение. 
 И, молясь, разговаривая с Богом, я тоже "встала на ноги", стала помогать в больнице вместе с другими верующими и почувствовала, что жизнь моя имеет смысл, несмотря на пережитое. Я стала спокойней. Бог давал мне силы жить и растить младшего. Муж все это не очень одобрял, но не запрещал мне любить Бога.

И вот пришло мне новое испытание... Снова беременность! Вы понимаете, с тем, что мы пережили, это не радость, а ужас. У мужа только одна реакция была: "Пожалей нас, сделай аборт! Или хотя бы исследование сделай". Но я сначала пошла к своему духовнику в храм. Буквально теряя сознание, ждала этого разговора. И батюшка сказал: не мы даем жизнь, а Бог, и как Он расположит, так и должно быть. Я согласилась с отцом Василием - никаких анализов не делать. Пусть рождается ребенок: больной ли, здоровый. Не нам судить, зачем таким Бог посылает его в мир. Значит, мне это испытание Божье.

Но дома! Начался ад. Я плачу, муж то кричит, то уговаривает. Я не буду долго рассказывать - сходила все же на консультацию. Выяснилось, что ребенок больной. Два месяца, пока ждала срока, который указал мне гинеколог для аборта, я не жила. Даже плохо помню, что было. Одна мысль: убиваю свое дитя, а если не пойду на аборт - мужа убью, он второй детской смерти не вынесет. До последнего дня колебалась, постоянно плакала. А когда все кончилось и на исповеди я рассказала отцу Василию обо всем, оказалось, что прощения от Бога мне нет. От церкви меня отлучили. Больше мне нечем жить. Я не знаю, что будет со мной дальше. Куда идти? Кто утешит? На людях еще держусь, а дома... Некуда мне теперь.

Наталья Л.

Будете читать, перечитывать, может быть плакать. Найдете мудрые, нежные слова, согреете своим теплом, утешите, не оставите один на один с огромной ее бедой нашу читательницу. Напишите ей, поддержите. Кажется, Наташа очень на это надеется. А может быть, только на это и надеется. Ведь больше, по ее признанию, не на что...

Комментарии  
0
Наташа, Ваше горе огромно, почему так случилось, человеку сложно понять, это такая карма? или испытание на прочность? но как Вас могли отлучить от церкви, мне сложно понять. Священник не Бог, не ему Вас судить. Идите в другую церковь, молитесь, Господь один на всех. А кто не без греха? Я не оправдываю Ваш поступок с абортом, но понимаю причину содеянного. Видеть смерть еще одного ребенка?
Попробуйте поговорить с Богом без посредников...А найти силы для жизни нужно, есть ради кого жить.
Ответить Ответить с цитатой