Дом-интернат для престарелых

 “В редакционной почте не часто, но все же попадаются такие письма: “Дочь с зятем уговорили поменять наши отдельные квартиры на одну большую. Лет мне много, за 70. Здоровье неважное, вот и согласилась, чтобы было кому , как говориться, стакан воды подать, коли заболею. Да и дочери помочь, чем смогу. Но наша совместная жизнь не заладилась. Постоянно ругаемся с зятем и с дочерью. Дело доходит до того, что они иногда грозятся сдать меня в дом-интернат для престарелых. И я задумалась: какое там житье, неужто хуже, чем наши скандалы?”

Е. МЕТЕЛИНА, Москва.

Мы показали это письмо главному врачу пансионата № 17 г. Москвы Т.Н. Пятиной. Вот что она рассказала:

- Скажу прямо: дом-интернат для престарелых - это, конечно, не родной дом, где любящие родственники окружают стариков заботой и вниманием. Но ведь и попадают к нам люди, у которых именно такого дома-то и нет. Так что наши условия часто оказываются намного лучше домашних. Судите сами.

В Московском пансионате № 17, в котором я работаю, живут ветераны войны и труда. Комнаты одно- и двухместные, при каждой туалет и умывальник. Поступают к нам старики и старушки, которым, как и автору письма в редакцию, за 70, а большинство - после 80 и даже 90 лет.

Среди них есть лежачие больные. Для них организовали круглосуточное дежурство медсестры и санитарки. Они и судно подложат, и вынесут, и постель поменяют, и давление измерят... К каждой кровати подведена сигнализация: дернешь за веревочку - у сестры лампочка загорится. Кормим вовремя, три раза в день плюс полдник. Буфетчица развозит блюда по комнатам, а все, кто может из больного - и он, потихоньку перебирая ногами и опираясь на поручни, двигается. Тем, кому ноги отказали, помогаем осваивать инвалидные коляски. Большинство таких пенсионеров и сами понимают: для них движение - это жизнь, стараются вставать, даже через силу.

Есть у нас большая столовая для ходячих. Поскольку наши старики, прямо скажем, не слишком здоровые, предусмотрены диетические меню: стол № 1 - для желудочных больных, № 5 - для страдающих заболеваниями печени, № 7 - для тех, у кого нарушена деятельность почек, № 9 - для диабетиков, № 10 - общий стол.

В доме-интернате для престарелых постоянно работают врачи-терапевты, специализирующиеся в области геронтологии, стоматолог, окулист, невропатолог, психиатр. Больница № 60, бывшая наша базовая, а теперь общегородская, и сейчас не отказывает в приеме наших больных.

Других врачей-специалистов зовем на помощь из поликлиники, к которой приписан дом-интернат для престарелых. Но они к нам идут неохотно. Понять их можно. Не всем дается умение общаться со старыми и очень больными людьми. Иметь терпение, объяснив единожды, быть готовым повторить и в пятый раз, выслушать жалобы и требования, постараться выделить суть, чтобы помочь человеку...

Вот типичный пример. Приходит ко мне бабушка устраиваться в дом-интернат для престарелых. Сидит час, два. Несколько раз все обговорили, из меня все соки выжаты. Намекаю, пора, мол, прощаться, много работы. Наконец, санитарки, спасибо, помогли: проводили старушку, посадили в автобус. А она проехала остановку и вернулась. Опять о том же говорить. И это она к нам еще только устраиваться пришла...

Вообще старческий эгоизм в доме-интернате для престарелых, наверное, как нигде ярко проявляется. Ходячие и лежачие друг друга не терпят. В одной комнате ни за что жить не станут. “Он мочится под себя, уберите его”,- требует ходячий. “Мотается, как маятник, судна не подаст”,- возмущается лежачий. Исключения крайне редки, если только слег сосед, с которым вместе пять лет прожили,- тогда ухаживает, да и то не всегда. Присоединяются к воюющим сторонам и родственники. Например, дочь, выписавшая маму из деревни к себе и получившая двухкомнатную квартиру, вскоре “сдает” ее к нам. И вот тут-то дочь вдруг проявляет заботу и настаивает на одноместной комнате. В доме-интернате для престарелых. А не дома, где живет вдвоем с ребенком...

Поделюсь еще одной нашей проблемой - обеспечение лекарствами. Практически у всех наших пенсионеров “букет” болезней: церебросклероз, кардиосклероз, много страдающих сердечно-сосудистой, легочной недостаточностью, диабетиков. Им всем нужны препараты, причем в основном импортные, н, конечно, теперь они очень дорогие. Старики наши грамотные - требуют, естественно, самые лучшие лекарства. А выделяемых на них денег не всегда хватает.

Лекарства и зарплата сотрудникам - самые больные наши проблемы. Оклад санитарки - 1,3 минимального оклада... Так что санитарок у нас по пальцам пересчитать. Весь первый этаж первого корпуса, к примеру, на тете Маше - Гулынской Марии Федоровне - держится. А ей уже 70 лет. Не представляю, что бы мы без нее делали...

В основном ухаживают за проживающими медсестры, получая соответственно 3,12 минимальной зарплаты плюс 15% за обслуживание лежачих больных. При таком раскладе приходится радоваться каждому новоприбывшему сотруднику. Слава Богу, у нас давно сложившийся коллектив, на который и падает вся тяжесть ухода за стариками. На нем и держится дом-интернат для престарелых.

Конечно, нам очень нужны помощники. Спонсоры, готовые доплачивать сотрудникам до прожиточного минимума. Нужны и люди, щедрые на конкретную помощь беспомощным старикам. Мы уже имели опыт общения с церковью. Неудачный, правда. Проповеди, библию читать - все это, конечно, хорошо. А вот чистоту навести, покормить лежачих на это никто не вызвался. Жаль.

Что же касается всего остального, то на капитальный ремонт зданий, на инвентарь, еду, одежду, мыло денег пока хватает. Реальное содержание человека у нас обходится в 180 тысяч рублей ежемесячно. Сравните сами со средней пенсией. В оплату пребывания идет 80% (у инвалидов и участников войны - 75'%) пенсии. Остальное почтальон отдает пенсионеру на руки. Наверное, это лучше, чем в иных семьях, где у стариков отбирали все. А к некоторым и в дом-интернат для престарелых приезжают родственники за остатками пенсии... И даже у самых одиноких, никем не посещаемых, перед кончиной, как правило появляются наследники. Но расходы на похороны все равно достаются нам. И часто присутствовать на них “наследники” снова забывают...

Недавно дедушку одного из коммунальной квартиры приняли. Он отобедал и говорит соседу по комнате: “Пойду я...” Тот хотел спросить: “Куда?” Не успел. Дедушка и в самом деле ушел. Звонили соседке по квартире попросили сообщить, если придет. Заявили в милицию - человек-то пропал. Завели дело. Но пока ничего утешительного. Первый случай такой в доме-интернате для престарелых. Обычно наши подопечные надолго не уходят, в крайнем случае предупредят постовую медсестру, что заночуют у родных. Выход и вход для всех свободный.

Какие у нас развлечения? Раз в неделю кино, до двух раз в месяц - концерты в кинозале, читальном зале. Дети из музыкальной школы, художественная самодеятельность, артисты Росконцерта приезжают прокатывать новые программы. Но обычно в зале присутствуют человек 20. В холлах установлены телевизоры цветные, по желанию выдаем в комнаты черно-белые телевизоры “Юность”. Холодильники есть. В каждой комнате трехпрограммный радиоприемник. Некоторые привозят свои бытовые приборы. Мы не возражаем.

Напоследок скажу: пенсионеры наши знакомятся и даже “женихаются”. Раньше и свадьбы были, лет восемь назад последняя. Сейчас нет. Но устойчивых пар, пока один из партнеров не слег, много.

Так что и у нас жизнь продолжается. Можете приходить, уважаемая Е. Метелина. Нужны только ваша медицинская карта и акт обследования жилья из собеса.

Комментарии  
0
Полезная статья, нужная для тех, кто ищет пансионат для пожилого человека.
Ответить Ответить с цитатой
0
Статья не циничная, а самая обычная. Работать со стариками очень тяжело. А "эта главврач" относится к ним, судя по рассказу, с терпением и снисхождением к слабостям. Тут родные дети своего единственного старичка сдают, сил не хватает с ним ужиться, а человек с толпой таких работает каждый день. Спасибо им, что ещё есть такие люди.
Ответить Ответить с цитатой
0
Если содержание одного престарелого обходится аж в 180 тыс.руб в месяц,то почему им даже на лекарства не хватает? Статья очень циничная,чувств уется как эта главврач относится к старикам.
Ответить Ответить с цитатой