Кафельников Евгений Александрович - самый титулованный теннисист в истории России

Кафельников Евгений Александрович - самый титулованный теннисист в истории России

В детстве его звали Кафель. И был он обыкновенным мальчишкой, мечтающим "о доблестях, о подвигах, о славе". Сейчас, когда он стал звездой тенниса,его имя произносят с восхищением: Кафельников Евгений Александрович. А знатоки добавляют - это самый опасный "профи" после первой ракетки мира Пита Сампраса.

Да и сам Пит признается: "Евгений Кафельников - лучший русский теннисист, против которого я когда-либо играл. Парень вошел в теннисную элиту надолго". Ныне Евгений Кафельников - шестая ракетка мира. На его счету блестящие победы на турнирах в Аделаиде, Копенгагене, Лонг Айленде. Он громил таких звезд тенниса, как Джим Курье и Горан Иванишевич, Михаэль Штих и Андре Агасси, Томас Мустер и Петр Корда. Теперь он мало напоминает того паренька из города Сочи. Мечты сбылись.

Линолевая кислота для похудения

Линолевая кислота для похудения. Фото.Линолевая кислота для похудения – как часто многие слышали это словосочетание. Но не все знают, что же это такое, как оно действует на организм, да и в принципе – в чем заключается воздействие линолевой кислоты и какой эффект она может дать. Если одновременно принимать данное средство и заниматься каким-нибудь видом спорта – вы непременно добьетесь снижения массы тела и устраните лишний вес. Действительно ли данное средство предназначено только для тех, кто заинтересован в наращивании мышечной массы, то есть, для спортсменов? Сегодня мы с вами разберемся в этих вопросах.

Александр Виняр, инженер, создатель бонсай-клуба

На пороге грядующего тысячелетия человечество продолжает решать вопрос, возникший сразу, как только неандерталец украсил свою пещеру. Вопрос не праздный: что же есть в окружающих вещах такое, что может вывести нас самих, наше жилище из хаоса и привести в состояние гармонии? Что может превратить плюшкиных, гобсеков в эстетов уровня Оскара Уальда или просто людей, живущих в любви и согласии со своим домом?

Еще совсем недавно казалось: им там, на Западе, создать домашний уют - самое простое дело. Засунул чашки, ложки в посудомоечный агрегат, перестирал грязные вещи благоухающим порошком в итальянской машине, которая при этом еще и песенку споет, нарезал электротеркой гору салатов в пять минут - и словно по мановению волшебной палочки атмосфера в семье изменилась.

Сейчас эти "игрушки" есть в достатке и в наших магазинах. В соответствии с материальным положением любая хозяка может выбрать ей доступные.

И пресловутый быт - а женщина проводит на кухне четверть жизни - конечно, стал легче.

Лично мне, носящей очки со второго класса, совершенно очевидно как день, что человечество делится не по этническим признакам, не по сексуальной ориентации, не по количеству денег на счету. Наш социум жестко разделен на очкариков и неочкариков. Вот почему меня чрезвычайно заинтересовал московский мастер Александр Виняр.

На вопрос "Чем вы, собственно, занимаетесь?" он отвечает коротко: "Мыслю". И это вовсе не означает, что он работает в издательстве "Мысль", как решила одна его страстная поклонница. Просто такой у него способ существования.

В светских салонах столицы среди представителей самого крутого бомонда он известен не этим. Модницы и модники ценят очки от Виняра, которых не найти ни в одном супердорогом каталоге.

Итак, позвольте представить: Александр Виняр, изобретатель и, по его признанию, абсолютный монополист в создании очков из первичного концентрата солнечной энергии - дерева.

Этот материал, как мне объяснил мастер, на самом деле представляет собой солнечную энергию в твердом виде. Именно дерево человечество использует чаще, чем другие земные "произведения" солнца - например, ветер, приливы, отливы, нефть. К тому же именно оно самый древний природный друг человека. Ведь из дерева делались и первые украшения, и первые орудия труда. А еще оно теплое, как любимая кошка. Поэтому Виняр и предпочитает его металлу и пластику.

Возлюбленные детища мастера - оправы уникальны, так как существуют только в единственном экземпляре и представляют собой эксклюзивные музейные шедевры. Они не имеют ничего общего с массовыми пластмассовыми убожествами. В отличие от промышленных дизайнеров очков, создающих различные варианты, чтобы очкарик подобрал себе нужный, Виняр идет от противного. Каждая его модель создается специально под черты конкретного, неповторимого лица. Именно поэтому сделать такую же почти невозможно.

А создаются оправы из драгоценных пород редких деревьев - самшита, эбена, ореха, бука, фернанбука. Смычки для настоящих скрипок также делаются из последнего. Когда Виняр работает с упругим, однородным прочным черным эбеном, его мастерская слоем черной плохо смываемой пыли напоминает угольную шахту. Для того, чтобы сделать очки из царского дерева - самшита, тому нужно расти более ста лет.

- Вот эта линия, - рассказывает Виняр, показывая фантастическую самшитовую оправу как будто из кружев, - вероятно, соответствует году смерти Пушкина, а вот эта - началу войны с Наполеоном... Человечество за все время своего существования не создало более благодарного украшения или предмета искусства, чем очки.

Судите сами: браслет, кулон или брошь никто постоянно не носит. Ну может быть, дома наденет раз в неделю с каким-то определенным нарядом. Картина или скульптура самого гениального мастера выставлена в определенном месте - скажем, в музее, который открыт только в определенное время.

Очки же носят постоянно, каждый день - они всегда покоятся на вашем носу, даже если он гоголевский и самостоятельно прогуливается по Невскому. Я бы сказала даже несколько возвышенно: очки обозревают мир, и мир обозревает их...

Как предмет материальной культуры очки появились примерно 500 лет назад в Италии в прекрасную эпоху Возрождения и делались исключительно из дерева.

По одной из легенд очки изобрел на пару с летательным аппаратом сам великий Леонардо и первый "экземпляр" подарил прекрасной Джоконде, страдавшей близорукостью. Якобы даже сохранились эскизы Джоконды в очках...

Позже оправы мастерили из кости, металла; пластмасса как материал для них - детя нашего времени. Почему же для очков наиболее предпочтительно дерево? Во-первых, мы уже об этом говорили, оно теплое и ближе к человеку по своей природе. А еще оно легкое: любые самые массивные с виду очки легче металлических. В отличие, скажем, от тех же металлических или пластиковых они не меняют форму вследствие механического воздействия (их можно сломать, но не согнуть!) или температурного - того же мороза. Значит, в полной неприкосновенности остаются оптические свойства...

Деревянные очки любят, когда их трогают руками. От человеческих прикосновений цвет дерева становится все благороднее и благороднее, а древесина - прочнее и прочнее. Поэтому очки в некотором смысле похожи на экзотические плоды, которые дозревают прямо на вашем носу.

А волосы при контакте с деревянной оправой приобретают более эффектный блеск: фантастический "концентрат солнечной энергии" чудесным образом полирует вашу гриву...

Очки от Виняра подчеривают красоту лица. Обычно они особо подчеркивают нос. А виняровские оправы в случае необходимости замаскируют его, приукрасят. И вообще они способны играть роль маски, если хорошо потрудиться. Как неузнаваемо и прекрасно меняется ваше лицо! Однажды Виняр "обновил" знакомую всем физиономию Элтона Джона. Вот что сам мастер об этом рассказывает:

- Чтобы "спасти" любимого певца Элтона Джона от пластиковой безвкусицы, усевшейся на его переносице, я создал специально для него неподражаемую "птичью" оправу... Теперь музыкант с ней не расстается...

Интересно, что у каждой моей оправы своя, совершенно непредсказуемая судьба. Они, как дети, в которых вкладываешь одно, думая, что их воспитываешь, а получается что-то совсем другое... Я их люблю и за бесконечную возможность для фантазий с вариациями.

Можно сколь угодно менять форму, размеры... Можно создавать оправы из любых пород деревьев и инкрустировать другими породами, перламутром, костью, кожей, мехом, золотить оправу и сами стекла, украшать жемчугом, драгоценными камнями...

А еще я придумал такие специальные насадки для очков. Они могут существовать сами по себе, их можно варьировать, изменяя оправу под настроение, подбирать к определенным туалетам, как драгоценности или духи. Кстати, очки могут заменить туалетную воду, одеколон, если создавать оправы с запахом. Каким образом? Используя ароматические породы деревьев - кипарис, можжевельник. Или в футляр закладывать благовония, чтобы оправа их впитывала. А проще всего вкрапливать ароматизированные вещества, например, розовое масло прямо в оправу, и тогда очки будут тонко и нежно благоухать всю свою очковую жизнь...

Александр Виняр работает над коллекцией очков всех времен и народов. Здесь и оправы в стиле классицизма, и готики, и барокко, и ампира, и рококо, и самый милый сердцу мастера - очковый модерн с плавными строгими линиями, переплетающимися как стебли винограда.

Придумать новую очковую эстетику, как мне представляется, - достаточное основание, чтобы войти в историю, тем более что от оправ, судя по всему, человечество вовсе не собирается отказываться даже с изобретением контактных линз. А уж очки от солнца - непременный атрибут нашего времени не только на пляже, но и в офисе, на бале, и даже под покровом ночи в найт-клубах.

Однако Александр Виняр утверждает, что сам он в памяти людской запечатлится не как очковый художник-монополист, а как создатель нового человеческого языка, который объединит всех людей. И тут даже мыслитель Родена рядом с мыслителем Виняра лично мне представляется просто скучающим подростком.

Галина ЛАБЗИНА

 

Татьяна Кольцова - актриса

Прочитала вашу статью "Создай себе кумира" и обрадовалась. Не за себя - за свою дочь-подростка. Мне-то уж вроде поздно брать с кого бы то ни было пример для подражания, а ей, ее друзьям и подругам самое время.

Поэтому прошу вас рассказать о какой-нибудь знаменитой фотомодели или манекенщице. Ведь это все сплетни, что работа у них не бей лежачего. Каждая женщина знает, сколько сил надо приложить, чтобы выглядеть достойно. Что уж говорить о тех, для кого красота - профессиональная обязанность.

Как всякая мать, хочу, чтобы дочь была всегда красивой. И если она научится добиваться этого своим умом, трудолюбием, упорством, буду просто счастлива. Она очень внимательно читает ваш журнал, доверяет ему в чем-то даже больше, чем мне.

О. Н. Т., Владимирская обл.

Васильев Герард Вячеславович - актёр, певец

Народный артист России Васильев Герард Вячеславович не нуждается в особом представлении. Образец обаяния и элегантности в спектаклях Государственного академического театра "Московская оперетта" – "Принцесса цирка", "Летучая мышь", "Сильва"... Идеал мужчины, по которому вздыхала прекрасная половина Советского Союза, не отрывая глаз от телеэкрана, когда шел "Голубой огонек" или телеспектакли "Веселая вдова", "Граф Люксембург", "Девичий переполох". Популярность артиста такого уровня никогда не станет достоянием одного города, страны. И если сегодня мы не так часто, как хотелось бы, видим Герарда Васильева на московской сцене, то только потому, что иностранная публика жаждет насладиться его талантом не меньше, чем русская. Гастроли - судьба артиста. Европа, Австралия, Япония... Но сегодня он с нами, читателями журнала "Здоровье".

– Герард Вячеславович, я слышала от одной поклонницы оперетты удивительную вещь: она утверждала, что после спектаклей у нее нормализуется артериальное давление. Что вы думаете по этому поводу?

– Возможно, это действительно так. Когда я вижу светящиеся улыбками лица зрителей, кажется, что на свете вообще не существует болезней. Атмосфера праздника, прекрасная музыка, добрый юмор – все это действует целебно. И будь моя воля, я бы включал в телевизионные программы не только выступления экстрасенсов и агрессивную попсу (допускаю, что кому-то это нужно), но и лучшие номера из наших спектаклей – в них заложена установка на жизнелюбие, душевное здоровье.

– Целебная сила оперетты влияет и на артистов?

– Конечно. Но здесь все гораздо сложнее. Помните? "Этот нелегкий "легкий" жанр" – так когда-то писали газеты. Безусловно, для артиста жанр оперетты труден. В нем элементы и оперы, и драмы, и балета, и даже кинематографа: солист часто находится на первом плане, что ко многому обязывает. "Легкий" жанр – это тяжелый труд, а мастерство – постоянная работа. Чем больше "выложился" артист на репетициях и в вокальном классе, тем более легким воспринимается зрителями спектакль – такая закономерность. Но есть и другая: чем более зритель открыт и доброжелателен, тем больше в тебе силы и здоровья. Все это лишний раз подтверждает, что искусство целебно, впрочем, об этом знали даже древние греки.

– Как вам удается быть все время в хорошей физической форме?

– Что касается голоса, то форму мне помогает поддерживать постоянный вокальный тренаж. Все годы, а в московском театре оперетты я работаю уже 27 лет, несколько раз в неделю занимаюсь вокалом с педагогом. Начинал с профессором ГИТИСа Дорой Борисовной Белявской. Кстати, ее ученицами были Тамара Синявская и Татьяна Шмыга. Теперь занимаюсь у ее дочери – доцента Училища имени Щепкина Марины Петровны Никольской. Благодаря этому я до сих пор пою мощные силовые партии. Голос – единственное, что я тренирую. Во всем остальном не следую никаким специальным гимнастикам и диетам, разве что по утрам под настроение балуюсь чуть-чуть гантелями и штангой. Спасибо маме с папой и закалке, которую я прошел в суворовском училище.

– Вы пришли в искусство из армейской среды? Как это произошло, почему вы решили избрать судьбу военного, а потом так круто ее изменить?

– Была война, и люди свои судьбы не выбирали. В 42-м умерла мама – жили мы тогда на Крайнем Севере. А в 43-м погиб отец. Бабушка увезла меня к себе, в город Горький. Там находилось суворовское училище, куда мне, сыну погибшего фронтовика, была открыта дорога. Так что жизнь моя уже была предопределена.

– И что же случилось потом?

– Закончил суворовское, затем училище Верховного Совета. Певческие способности в армии всегда очень высоко ценились. Я был запевалой, солировал в хоре, играл в оркестре народных инструментов, занимался на фортепиано. Вижу ваше удивление, но тогда это было в порядке вещей. В армии была прекрасная художественная самодеятельность, ставились спектакли, оперы. На одном из таких смотров (я пел арию Ивана Сусанина из оперы Глинки) на меня обратил внимание заслуженный артист России Иван Яковлевич Струков. Помню, как он подошел, поздравил с успехом, сказал, что у меня очень хорошие природные вокальные данные и я должен обязательно учиться, потому что меня ждет большое будущее. С его рекомендацией я и поступил в консерваторию. Ну а дальше был театр.

– Сразу вспоминается кинофильм "Светлый путь". Та же советская сказка, только в мужском варианте.

– Для меня те годы и были счастливыми. Не потому, что обходили стороной трудности и проблемы – их всегда достаточно, просто, наверное, каждому человеку свойственно воспринимать молодость как сказку.

– Но в вашей жизни она занимает особое место. Ведь оперетта – это своего рода романтическая сказка для взрослых. А рядом – реальная жизнь, суровая проза Не трудно переходить из фантазии в реальность?

– Брызги шампанского, красивая жизнь, изящная музыка... Когда играю, верю, что все это было. Думаю, и зрители тоже верят, что в какой-нибудь Венгрии, Австрии или Париже была эта прекрасная жизнь. После спектакля я не спешу сбрасывать с себя образ благородного романтического героя. И когда сталкиваюсь с выбором – совершить подлый, хоть и выгодный поступок или благородный, но себе в ущерб, не задумываясь выбираю второе.

– Вы можете сказать о себе слова мистера Икса: "Всегда быть в маске – судьба моя"?

– Конечно, нет. В жизни я такой же, как все, – радуюсь, страдаю, переживаю. Чтобы быть все время в маске, нужен, наверное, какой-то особый дар, которым я, к счастью, не обладаю.

– Звездная слива всегда связана со слухами, сплетнями, скандальными историями. Считается, что эти мутные волны способствуют популярности артиста. Вокруг вас не вьются ни сплетни, ни слухи, просто доброе и восторженное почитание поклонников. Почему?

– Мне нравится популярность. Она помогает жить. У актеров жизнь очень непростая, и мало времени, чтобы ее как-то обустроить. Вот здесь и выручает популярность. Помощь слесаря-водопроводчика или телефонного мастера иногда воспринимаешь как чудо. Это относится и к людям других специальностей и профессий. Но вы правы, я всегда предпочитал популярность без скандала и зарабатывал ее трудом – честным трудом на сцене, отдавая людям добрые и положительные эмоции. Думаю, только в этом секрет моего успеха. Наверное, зрители чувствуют то же, что и я: когда сталкиваешься с чем-то добрым и хорошим, невзгоды проходят мимо и не так тебя царапают и колотят.

– Вы верующий человек?

– Да, но об этом мне не хотелось бы говорить. В молодости я был очень разговорчивым, но потом понял, что душа нараспашку может быть только в храме и у врача.

– Все люди болеют, и артисты – не исключение. Вам случалось играть на сцене больным?

– Нет. Я убежден: если артист нездоров, он не должен участвовать в спектакле, особенно когда больны голосовые связки. В этом случае он и споет плохо, и себе навредит. Когда артист выходит на сцену больным, недовольными остаются зрители, когда же он отказывается от спектакля – недовольна только дирекция. Так что играть на сцене надо абсолютно здоровым, тем более что в хорошем театре всегда есть несколько исполнителей на одну и ту же роль.

– На сцене вы то парижанин, то венский щеголь, а в жизни любите путешествовать?

– Гастроли – вот мои путешествия, моя работа. Туристом я себя никогда не чувствовал.

– А как же модные нынче круизы?

– Мой любимый круиз – на байдарках по северным рекам. Конечная пристань – деревня под Зубцовом в Тверской области. Там у меня изба, и там я провожу каждый свой отпуск. Земляничные поляны, сосновые и березовые леса – дух захватывает от этой красоты! Лучшего места для отдыха в мире не найти. Только отдых у меня своеобразный – воду ношу из колодца, крышу ремонтирую, столярничаю. Если бы не стал артистом, обязательно был бы столяром. Основы этого ремесла я постиг в суворовском училище. С тех пор очень люблю из дерева мастерить.

– А я думала, что стали бы генералом.

– Нет, хотя армия – это, действительно, на всю жизнь. По духу я навсегда кадет, солдат. Очень много у меня в армии друзей, тех, с которыми служил, и новых. Меня волнует ее настоящее и будущее, наверное, не меньше, чем искусство.

- Артист, который в душе солдат, должен уметь владеть собой во всю жизненных ситуациях. Случалось ли, что вам отказывали выдержка и самообладание?

– Сейчас и не вспомню. Я стараюсь всегда и во всем быть сдержанным. Считаю это качество самым большим достоинством мужчины. Но как у всякого нормального человека, когда накапливаются отрицательные эмоции, случаются и срывы. И тогда первая задача – дотянуть до деревни. Там я и даю волю своим эмоциям – колю дрова. Но никогда не срываю свое состояние на людях, особенно близких. Хотя с друзьями могу расслабиться, высказать все, что накипело, попросить совет.

– У вас есть слабости?

– Я не гурман и не люблю выпить. Увы – курю, хотя понимаю, что это вредно. Стараюсь курить меньше, но бросить пока не могу.

– Герард Вячеславович, в "Принцессе цирка" ваш герой мистер Икс на вопрос "Кто вы?" отвечает "Артист!" Вы бы не хотели продолжить эту фразу?

– Помните, дальше его спрашивают: "И это все?" И он говорит: "Да, все". И мне тоже больше нечего к этому добавить, разве только простую, но такую мудрую опереточную истину, что "самое лучшее, самое прекрасное, самое интересное – это жизнь" и никогда не поздно у нее учиться был счастливым.

Беседовала Надежда ОСЬМИНИНА

Теличкина Валентина Ивановна - актриса театра и кино

Все мы сегодня тоскуем по "добрым чувствам" в искусстве и потому с таким удовольствием смотрим старые фильмы, где действуют герои, увы, уже не нашего времени: слишком они доверчивы, искренни, наивны. Заслуженная артистка России Теличкина Валентина Ивановна сыграла именно такие "не модные" нынче характеры: курьерша Валя в "Журналисте", Зоя - в "Пяти вечерах", Валя - в "Начале"...Кинематограф, словно люмьеровский поезд, мчится дальше, не ведая, куда вывезет колея, и самое время сделать остановку. Теличкина Валентина Ивановна приглашает нас в гости. Она не любит шумного застолья, вину предпочитает душистый чай с мятой, а бурному диалогу - неспешный разговор. Он начался с неожиданного признания актрисы: "Сегодня мой главный способ сохранить себя - молчание".

Миткова Татьяна Ростиславовна - тележурналист

Моё кредо - не навредиЗвезда Митковой Татьяны Ростиславовны загорелась на телевизионном небосклоне в 90-м. Буквально покорив миллионы телезрителей, она шестой год подряд прочно удерживает их симпатии и доверие. Согласно проведенным опросам сотни тысяч россиян предпочитают получать горячие новости с "подачи" Митковой Татьяны. Мы привыкли видеть Татьяну Миткову по ту сторону экрана, но сегодня - она наш и ваш гость.

- Вам в студию к 9 утра - там просмотреть репортажи, сводки, комментарии, отсечь лишнее, добавить нужное, сверстать программу "Сегодня", выйти в прямой эфир в 19.00, затем в 22.00, обсудить выпуски с коллегами, домой - за полночь... Это какое же здоровье надо иметь?..

- На здоровье - тьфу-тьфу - не жалуюсь. Оно позволяет выдерживать напряженный ритм и постоянные стрессы. В самом начале, когда НТВ только создавалось, нам с Мишей Осокиным предложили подумать, как построить работу информационной службы. Мы решили - будем работать неделю я, неделю он. Поначалу было безумно сложно, а потом ничего, вписались. Теперь уже и биоритм определенный выработался.

- Вы на экране такая свежая, полная сил, энергии... Неужели нескольких ночных часов хватает, чтобы полностью восстановиться после 12-14-часового рабочего дня? Есть, наверное, какой-то секрет?

- Возможно, читатели будут разочарованы, но секретов никаких нет, поделиться нечем. Даже зарядку по утрам не делаю, хотя понимаю: вещь полезная, нужная. Но... знаете, я убеждена: если делать что-то под внутренним нажимом, только с сознанием долга, с насилием, но без удовольствия, пользы это все равно не принесет. Даже витамины не усвоятся, если еда не нравится.
Поэтому специальные упражнения не делаю, диеты никакой не соблюдаю. Сами знаете, у работающей женщины практически нет времени, чтобы как следует собой заняться. Все приходится делать быстро: встала, приняла душ, быстро-быстро легкий макияж, чашечка кофе - и вперед.

- Ну на той-то неделе, когда в эфире Михаил Осокин, наверняка расслабляетесь?

- В какой-то степени. Могу себе позволить спокойно почитать газеты, спокойно что-то выписать, спокойно посмотреть новости медицины, сделать прикидки на будущую неделю, наметить командировки. Дома на кухне повозиться, что-нибудь вкусненькое приготовить, особенно когда ненастная погода и нет возможности на дачу поехать. А летом "расслабляюсь" на шести сотках: мне нравится на грядочках копаться, сажать, полоть...

- Что выращиваете?

- Ой, цветы обожаю: астры, ромашки, георгины. Редиска растет, зелень всякая...

- А если честно, что большее удовольствие доставляет - неделя на работе или дома?

- Хотите верьте, хотите нет, но я получаю колоссальное удовольствие и от того, и от другого. Я уже говорила, что насиловать себя не люблю, а предпочитаю получать удовольствие от всего, что делаю.

- Многие бы предпочли, да немногим удается, тем более что жизнь человеческая все больше изобилует насилием, агрессией, катаклизмами, трагедиями, нескончаемыми войнами. А вам ведь приходится ежедневно пропускать эту "черную" информацию через себя и выплескивать на зрителя.

- Жизнь не отменяет драм и трагедий. Но главное, в чем я убеждена, - информация не должна формировать и оставлять чувство безысходности. На Западе да и у нас проводились специальные исследования о влиянии телевизионных программ на зрителя. И повсюду специалисты пришли к выводу: ничто - ни порно, ни фильмы ужасов, ни боевики - не оказывает такого сильного воздействия на эмоциональную и психическую сферу человека, как информационные программы, потому что в любой есть новость, событие, касающееся множества людей и тебя лично, как единицу этого множества.

Поэтому перед эфиром я всегда говорю себе: спокойно, помни, твое волнение не должно спровоцировать чей-то сердечный приступ. Я стараюсь вести программу ровно, без много значительных придыханий и влажного блеска глаз. Считаю: моя задача - объективно проинформировать о важнейших событиях дня, а зритель сам разберется, где расставить акценты.

- Возможно, стремление к объективности и создало имидж женщины сильной, организованной, целеустремленной и... жестковатой, не подверженной эмоциональным колебаниям. Взгляд "со стороны" совпадает с действительностью?

- Без организованности и целеустремленности в моей профессии просто делать нечего. Что же касается жесткости, я как раз часто страдаю от излишней мягкости и эмоциональности. Вот сын с бабушкой не поладил, читает мало...

- А сколько сыну лет?

- Одиннадцать. Сложный возраст.

- Есть проблемы?

- А у кого их нет? Знаю, как переживают родители его друзей, целыми днями смотрящих "видик" и играющих на компьютере. Представляете: в школе задали "Евгения Онегина", так дети умудрились раздобыть оперу, записанную на кассете, и прокрутить ее, только чтобы уловить сюжет и имена главных героев. И это вместо бессмертных строк Александра Сергеевича! Но опера - еще куда ни шло: там прекрасная музыка, великолепные актеры. А вот боевики, ужастики и даже многие мультфильмы насаждают исключительно насилие и агрессию. У моего сына в комнате нет телевизора и компьютера. Пока процесс удается держать под контролем.

- А вашу программу он как воспринимает - гордится, критикует?

- Пока он только смотрит "маму по телевизору". Вот муж-журналист может что-то сказать по существу, покритиковать и подачу информации, и меня заодно.

- Кстати, как вы относитесь к себе на экране?

- Когда смотрю что-то в записи, всегда остаюсь недовольна: кажется, что можно было сделать лучше. Но прямой эфир есть прямой эфир - ничего не подмажешь, не подретушируешь. Знаете, всегда можно что-то записать заранее, чтобы потом легче было. Но и режиссеры, и авторы нашей программы категорически против этого: все должно быть подлинным, из первых рук.

Бывает, вбегаешь в студию за две минуты до экрана, и техники не успевают даже нормально свет поставить.

- Татьяна, а кто работает над вашим имиджем? У вас свой стилист, визажист?

- Своего стилиста нет, но есть группа гримеров, делающих необходимый эфирный макияж и мне, и коллегам по программе. Специфика телевизионной камеры такова, что человек, перед ней стоящий, должен быть загримирован. И чем толще слой грима и неестественнее лицо в действительности, тем естественнее и нежнее оно выглядит на экране.
 

А проблемы гардероба мне помогает решать Таня Федорова - на мой взгляд, очень талантливый модельер. Она дает мне костюмы из своей коллекции. Покупать страшно дорого. В основном беру вещи напрокат. И меняю их не слишком часто, потому что зритель по своей природе консервативен. И даже прическа, цвет волос телеведущего воспринимаются как элемент общественной стабильности.

- А дома в чем предпочитаете ходить?

- Я ужасно неоригинальна - в джинсах и майке.

- Говорят, вы страстный автолюбитель. Давно водите машину?

- С тех пор, как работаю на НТВ, - пять лет. Водить обожаю!

- Да, кататься все любят. А вот чинить, колеса менять, в двигателе копаться - охотников мало

- Самую простую "скорую помощь" я своей машине оказать сумею. Но стоять и колесо подкачивать как-то не приходилось: не перевелись еще джентльмены на дорогах страны.

- А на работе попадаются?

- У нас удивительные мужчины: все до единого джентльмены. Но в профессии мы на равных, в одинаковых условиях. И для "слабого пола" не делается никаких скидок ни со стороны коллег, ни со стороны зрителей.
 

Но даже очень сильный человек не может находиться в состоянии постоянного напряжения и стресса, навязываемого жизнью вообще и жизнью на ТV в частности. Чем нейтрализуете неприятности, снимаете стрессы, головную боль, плохое настроение?

- У меня пианино очень хорошее, с клавиатурой рояля. Ведь я серьезно занималась музыкой, собиралась поступать в музыкальное училище. Да вот журналистика взяла верх. А музыка осталась для себя, для души: Моцарт, Вивальди, Бетховен, Шопен... Она стабилизирует эмоциональный мир и переводит в другое измерение.

Еще люблю сесть в машину и уехать за город, в лес. Это самая лучшая разрядка и "подпитка". Когда есть возможность, посвящаю "вылазкам на природу" все выходные.

А нет возможности куда-то выбраться, так в окно погляжу. Посмотрите: Шереметевский дворец, Останкинский пруд, парк, церковь Оптинского прихода... Вечное, непреходящее, несуетное.

А лекарства и таблетки я практически не принимаю, даже когда очень голова болит. Умею себя уговаривать, отвлекать. Вот сейчас включу компьютер, найду нужную информацию, начну работать - и головную боль как рукой снимает.

- Всем бы так...

- А вы попробуйте!

Беседу вела Ирина ДИАЛЕКТОВА
 

Моисеев Игорь Александрович - хореограф, балетмейстер

Моисеев - Монолог на заданную темуИгорь Александрович Моисеев - Человек, Учитель, Мастер, бесспорно именно так, с большой буквы! Перечислить все его награды, звания и регалии невозможно. Да и не нужно. Стоит только сказать, что он основатель и бессменный руководитель Государственного академического ансамбля народного танца России. Недавно отметил свой 90-летний юбилей. Кто сможет в это поверить?! Его тело и душа по-прежнему безоглядно в танце. Он не устает задавать себе (Игорь Александрович, не читайте!) гениальные вопросы, без которых не приходят в голову гениальные идеи. Счастливчик, баловень судьбы? Хватало и ее подарков, и ударов. Последних, кстати, было больше. Может, это и правильно. В конце концов каждый человек должен пройти через испытания. Как в китайской поговорке: "Если на твоем пути не встретилось трудностей, значит, как человек ты не состоялся, купи их за любые деньги". Он пережил бедность. Когда-то ему предлагали окончить школу экстерном, на год раньше. Не смог - болел, все тело было покрыто ужасными фурункулами из-за недоедания. В 30-е годы стал лишенцем: так "платил" за дворянское происхождение. Как все, хлебнул лиха в войну. А сколько было травм!

Ярмольник Леонид Исаакович - актёр театра и кино

Одним он запомнился по миниатюре "Цыпленок табака", надолго ставшей своеобразной визитной карточкой артиста. Другим - по кинофильму "Московские каникулы". Кто-то без ума от того, как он ведет популярную передачу "L-клуб".

А какой он на самом деле, Ярмольник Леонид Исаакович? Всегда разный, непохожий на им же созданных теле- и киногероев, очень доброжелательный и откровенный. Только однажды во время беседы, когда разговор неожиданно скатился к размышлениям о политике, он замахал руками: "Да Бог с ними, с политиками. Давайте о хорошем!

Тихонов Александр Иванович - биатлонист, четырёхкратный олимпийский чемпион

Испокон веков держалась Русь мужиками - сильными, самостоятельными, смекалистыми, надежными, работящими. Крепко стоящими на родной земле. По-мужски - значит честно, достойно, по совести. Не страшащимися взвалить на себя ответственность и принять решение. Что, думаете, перевелись такие?