Половая несостоятельность и вынужденное одиночество

Половая несостоятельность и вынужденное одиночествоНазывая рубрику об интимном "island" - "остров", мы как бы заранее предупреждали: каждый переживает это по-своему. Сегодня на нашем острове - вынужденное одиночество. Кто сказал, что умер эпистолярный жанр? Пришло письмо: в двух конвертах толстая ученическая тетрадь, исписанная до последнего листочка. "Вы просили: пишите о сокровенном, а это для меня самое что ни на есть сокровенное. Напечатайте хоть кусочек, но чтобы суть осталась..." Печатаем полностью.

"Я читатель "Здоровья" с 30-летним стажем. Ни разу к вам не писал, не обращался, а всегда только с интересом читал готовое: все хорошо и все мне понятно. Наверно, потому не писал, что никогда не болел ни стационарно, ни амбулаторно. Но вот "заболел" какой-то странной и смешной "болезнью". Скажи людям - будут смеяться, скажи курам - и те засмеются. Я тоже часто сам с себя смеюсь. Но иногда приходится быть и в состоянии, как говорится, со слезами на глазах, так подожмет!

Знаете, есть песня "Куда бежишь, тропинка милая "? Там подруга отняла у девушки любимого. "Куда пожалуюсь пойду " - она поет-плачет. Вот и я хочу куда-то пожаловаться.

Значит, так. У меня никто никогда не отнимал ни невесты, ни жены, потому что таковых никогда не было, нет и, наверное, не будет: мне уже 63 (!) года. Потому что ни малейшего влечения, тяготения и интереса к женщинам (как к женщинам) с юных лет я не испытывал, не говоря уже о "любви". Слово это для меня никакого смысла не имело и звучало как непонятное иностранное слово.

Прожил я 35 лет на Кавказе. Работал на производстве. Увлекался музыкой (выучился по самоучителю на баяне), фотографией, спортом, природой: лес, горы, море. Каждый отпуск мне давали путевку в санаторий или в дом отдыха Но чтобы женщину любить, с ней время проводить, а тем более, как сейчас выражаются, "любовью с ней заниматься" Для меня это - далеко за горизонтом. Знаете, я не представляю: если любить женщину, что я могу "вылюбить" в свою пользу?

Из искусства, музыки, литературы, фотографии всегда что-то полезное можно извлечь, а тут что? Пусть простят мне Бог и люди, в том числе женщины. Это вовсе не значит, что я их отвергаю, не признаю. Нет. Готов женщин (да и вас всех в редакции) от всей души поздравлять с днями рождения и с праздником 8 Марта. Сколько их, хороших и добрых, у меня на счету! Которые всегда помогали: кто постирает-полатает, кто что-то приготовит вкусное, кто квартиру побелит. Я тоже в долгу не оставался, всегда им помогал. А когда назревала война и я уезжал, как они меня провожали! Как плакали! И русские, и нерусские. Своими слезами они и меня заставляли плакать. Сколько они нанесли и натолкали в чемодан и в сумку продуктов всяких! Даже сейчас пишу эти строки со слезами на глазах. А одна чеченка даже сказала на прощание такие теплые слова: "Езжай, дорогой Василка, на родину. Может, хоть там Бог сведет тебя с какой-нибудь женщиной, раз здесь столько лет прожил один

Сейчас со страниц вашего журнала хочется крикнуть: "Как вы там, дорогие и добрые мои соседочки, которые, как родная мать и как родные сестры, обо мне заботились и помогали? Дай Бог, чтобы эта война не коснулась зловещим крылом ваших добрых рук и сердца! Чтоб все вы благополучно пережили ее и остались живы - вы и все ваши родные!"

Так вот что я еще хотел сказать о себе и женщинах. Не доходит до меня до сего возраста моего, зачем мужчина с женщиной целуются-обнимаются, и тем более - то, что дальше происходит.

Или вот на курортах. Сегодня прибыл заезд из разных регионов по одному человеку, а завтра уже четко распределились по парам - и до конца путевки. Однажды я нечаянно наскочил в уголке темного парка на такую пару. Хотя хорошо видел и слышал, что они говорили, до меня это дошло так, как до поросенка геометрия. Жалко было их, что они в этот вечер потеряли кино и разные игры.

Всю жизнь мужчины (да и женщины) спрашивали: "Ну почему ты всегда ходишь один, как в поле воин? Почему игнорируешь женщин и природу-матушку? Неужели никогда не хочется переспать с женщиной?" Отвечаю коротко и лаконично: "Что мне хочется, того я не игнорирую. Физиологически спать и сам люблю. Рядом даже маленький ребенок мешает, а женщину, хоть самую фигурную и красивую, и близко не положи. Как хочется есть или пить - я знаю; как хочется спать, когда в сон клонит, - тоже знаю такое чувство. Но чтобы с женщиной спать, время терять - это мы не проходили". Вот так отвечаю. Но в ответ они только смеются дружно. А потом дают заключение: "Чурбак ты кастрированный. Хотя внешне в бане такой же, как все мужчины. А еще живешь на Кавказе, позоришь нас. Ты не кавказец после этого, а чукча, однако". И тут опять грохот смеха. И я тоже смеюсь, а значит и с себя, правда? Или можно сказать: и смех, и грех. Ну а женщины, так те присвоили мне целый букет титулов: "пустоцвет", "жизнь прошла мимо", "машинка не работает", "искры нет в свечах, не заводится" и т. д. - кто что придумает. А дразнить меня у них были основания, так как несколько раз они меня "проверяли" - мин нет, не опасен.

Вот, например, два случая. Давно это было, лет в 25. Встречали мы Новый год допоздна в фойе женского общежития. Стали расходиться по домам. А одна девушка, которая, надо сказать, давно меня любила, да и затащила к себе в комнату. Схватила сперва мой баян и фотоаппарат, а следом и я пошел на хмельную голову. Она дверь на замок и заявила: "Никуда ты не пойдешь. На улице темно, дождь идет, дом далеко " В общем, раздела меня и как ребенка уложила в постель. Я думаю: "Что же это будет? Ведь другой кровати для нее нет?" А она выключила свет да и легла рядом Но как ни старалась вызвать у меня "искру" и "завести", ничего не вышло из этого. Я уснул до позднего утра. Проснулся - она подметает. И совсем не такая веселая, как вчера. Я оделся, взял свои вещи и без похмелья-веселья пошел домой. И она ничуть меня не задерживала, даже помогла дверь открыть. И с тех пор к женщинам и близко не подхожу, как говорится. Еще бы ничего, но она все рассказала подруге, а та другой И начали надо мной смеяться все люди. Я перешел на другое предприятие, подальше. Но куда сам от себя убежишь, верно? Через пять лет и на новом месте опять стали все люди знакомые, и тебя все знают от и до. И "в этом отношении" обратили внимание. И тут тоже новые женщины решили меня проверить по-новому. Если там одна испытывала, так сказать, на боеспособность одним выстрелом, здесь уже - целым залпом. Только не подумайте, что женщины распущенные. Я на них не обижаюсь.

А дело было вот как. Досконально уверовав в то, какой я есть, они тоже решили меня "завести". Да еще каким образом! Однажды летом, набродившись по горам-лесам с фотоаппаратом, как Вас. Песков, я решил искупаться в речке. Накупался и лежу читаю-загораю. Аж задремал. Потом слышу женский смех и хихиканье. Открыл глаза и, как говорится, чуть в обморок не упал - выстроившись полукольцом на расстоянии трех метров, стоят буквально "в чем мать родила" знакомые и незнакомые девчата. И смеются-закатываются. Но если бы только это! Когда я вскочил и хотел взять свой аппарат и одежду, они еще больше захохотали, потому что одежды моей на месте не оказалось. Хотел убежать, но куда голый побежишь?! Стал искать свои вещи поблизости и просить их, чтоб отдали: спешу, мол. Но не тут-то было. Поймали меня да как начали тискать, щекотать Каждая подбегает, обнимает и прижимает к себе, как мне и не снилось. А потом вторая, третья Другие сзади держат, а спереди прямо грудями своими (да еще какими!) все лицо мне и глаза закрывают, приговаривают: "Ты почему нас, женщин, не признаешь? Сейчас научим, как на свете жить и женщин любить!" А некоторые даже так меня щупали и проверяли, как врач в военкомате - призывников. Я уже не на шутку растерялся. Смеяться или ругаться? Или бежать?!

Но когда они убедились: каким я был, таким остался, прекратили "атаки", отдали мне одежду. Решил я их напугать. Говорю: "Сейчас за это вас "расстреляю"!" - и навожу фотоаппарат, как будто хочу снять. Но они замахали руками и побежали ко мне: "Нет, не смей нас снимать, так нельзя! Подожди здесь, сейчас мы оденемся, потом и сфотографируешь". Я им сказал, что тоже пошутил. "В таком виде, - говорю, - как я вас увидел, дай вам Бог здоровья и чтоб всегда вы оставались такими видными и веселыми. А одетыми давайте сниму на память". Вот она сейчас передо мной, эта фотокарточка. Стоят у речки, все красивые и веселые. Смотрю на них - и смеюсь, и плачу, как говорил С. Есенин. И нисколько не обижаюсь. Они же этот "сюрприз" устроили не из плохих побуждений, верно? Вы их тоже не ругайте.

Я знаю, они никогда бы не позволили себе такое сделать, будь я как все мужчины. Ведь перед ними я был мужчина; но без статуса мужчины - так можно сказать, верно? Вот они и не постеснялись меня. И спасибо им за это, дай им Бог здоровья и всего хорошего. Где-то они сейчас?..

Так вот, уважаемая редакция, хотел бы спросить: кто же я такой после этого? Где-то мимолетом прочитал, как называются люди, насилующие женщин да еще девочек, - маньяки. А некоторые - только древних старух. Ужас, я и писать про то не могу.

А вот как меня, такого урода, надо называть? Антиманьяк, что ли? Мне как-то предлагали обратиться к врачам. Да вы что, говорю! Чтобы с этим вопросом я обращался, с моим-то характером! Так и говорю: "Лучше днем вдоль деревни голый пройду".

Я настолько привык уже, что и не считаю это болезнью. Наоборот, легко, независимо и свободно себя чувствую.

Это все пока было вступление. А главное заключается вот в чем. Несмотря на то что мне уже 63 года и я, как сказал выше, до сих пор не подхожу к женщинам ближе трех метров, появилась у меня "искра". В кино, в книгах об этом говорится: полюбил, влюбился... Но я так не смею сказать. Объясню по-другому: наконец-то и у меня появилась в поле зрения женщина и красивее, и прелестнее, и милее, и дороже всех на свете. Что это? Любовь, о которой так много говорят и пишут? Пришла ко мне в 63 года? Где же она раньше была? И какая - молниеносная!  

Это было два года назад на вокзале города Валуйки. Сижу на платформе, яблоки продаю. Люди, как муравьи, снуют туда-сюда. И тут мимо меня в двух метрах прошла Она - в железнодорожной форме и с каким-то круглым знаком, похожим на теннисную ракетку. Ну что сказать? Не знаю, насколько она действительно хорошенькая и красивая, но тогда на общем людском фоне мне показалась, будто увидел северное сияние или появилась на небе семицветная радуга, или пролетела по небу комета, оставляя за собой искристый хвост... Вот такое было сравнение.

Кажется, вот бы и все. Ну, прошла мимо симпатичная женщина, что из того? Мало ли их встречается везде и всюду. И забываются-растворяются. Но эта вот уже два года не забывается и не исчезает из поля зрения, засела в душе - и ни с места, как та Полярная звезда в моей трубке-телескопе. Спрашивается: зачем бы она мне нужна, верно? Ведь я ее за эти два года и пальцем не тронул, как говорится. И ни разу даже "Здравствуй" не сказал - вслух. А мысленно всегда говорил при встрече. Ведь Она молодая, в два, наверное, раза моложе меня. Красивая, состоит при авторитетной работе, на сто процентов уверен, что дома - хороший муж и хорошие дети, дай им всем Бог и здоровья, и радости, и всего-всего только хорошего в жизни. А я кто? "Кавказский пленник", то есть беженец! И я Ей сто раз не нужен, правда? Ан нет же, какая-то сила тянет меня к Ней. Я хочу всего-навсего только, чтоб Она меня не ругала- не отвергала, если иногда при встрече угощу чем-нибудь и скажу "Здравствуйте". И чтоб Она ответила таким же "Здравствуйте", как однажды. Если бы вы знали, как Она его произнесла! Мой коллега чудак-кавказец на этот счет сказал бы так: "Ауф, слушай, ка-ак она говорит! Если бы я только что умер и она сказала такое слово, сразу бы ожил и побежал!" Вот как она говорит. Да еще таким приятным голоском и с таким выражением лица! Вот только за это взял бы Ее на руки как куколку и нес до самой Америки... Если бы меня спросили: какой тебе город больше нравится - Москва, Петербург, Париж, Рим? - я бы назвал Валуйки. Потому что дороже валуйковского вокзала ничего теперь у меня нет. Потому что и золотой горы не надо, лишь бы быть на вокзале, когда Она встречает-провожает поезда.

Я говорил вам, что до сих пор у меня почти детские интересы - фото, книжки, спорт-зарядка-беготня, на лыжах-коньках кататься. А тут еще ЭТО добавилось, принесло такое чувство-состояние, как будто мне, как в детстве, купили какую-то обновку или игрушку, с которой не расстаюсь ни реально, ни мысленно...

Короче говоря, теперь понимаю тех писателей и поэтов, которые пишут про эту любовь. И тех людей, которые любятся.

Я теперь так поступаю: просто чаще угощаю Ее чем-нибудь при первой возможности. Надо сказать, что еще тогда, когда Она прошла мимо на платформе (это место для меня сейчас и всегда будет святое), в тот же день так захотелось угостить Ее яблоками, что я стал за ней "гоняться" со своим чемоданом. Ну не гоняться, конечно, а предугадывать то место, где она должна пройти. Думаю: может, увидит яблоки и спросит "Почем?", вот тут-то я Ее и угощу самыми отборными. И так каждый раз забегал Ей наперерез, но Она почему-то не спрашивала. А сам постеснялся угостить. Но однажды набрался смелости: Она шла навстречу. Я и сказал под предлогом, что поездов, мол, нет, а яблоки остались: "Нате и Вам". И к моему великому удовольствию Она не отказалась, то есть не погнала меня прочь, чего я боялся. Такая видная и красивая, но нисколько не гордая, не надменная, не грубая, а очень вежливая, тактичная и приятная. Прямо-таки просится в стихотворение или поэму. Я уже фантастически подумал - если бы тогда на той платформе под переходным мостом вместо меня сидел А. С. Пушкин, он бы опять повторил свои слова "Я помню чудное мгновенье ". Еще давным-давно слыхал я эти строчки, но не мог осмыслить, к чему они. А теперь... Господи, как будто Пушкин писал их только для меня.  

Знаете, с давней поры и всегда в стихах, прозе, в кино люди призывают сердце для участия в этом ихнем "баловстве", то есть в любви. Это я так думал. Что сердце мое участвует в ЭТОМ, я пока не понял, но что ЭТО явление действует на сердце, уже ощутил. Иногда таким потоком хлынет на меня, что дух захватывает и в груди щемит. Это я так своим соседям (супругам) доверенным говорю. А сейчас вот и вам тоже. Раньше думал - еще чего не хватало! Чтоб сердце, у которого своей физической работы предостаточно, участвовало в вашем баловстве! Вот что значит - жизнь прожить, не поле перейти.

Вот и мне наконец-то встретилось такое, о чем и не мечтал. Можно сказать, как горчица с медом, верно? С одной стороны, плохо, что ЭТИМ Она принесла мне столько треволнений, но с другой - Господи, как хорошо и радостно! Сейчас, что бы ни случилось, в любую погоду, как в песне поется - "и в дождь, и в слякоть" я не стану унывать и плакать: лишь только увижу Ее на вокзале, да еще если Она остановится, скажет "Здравствуйте", радости моей нет предела! Я на седьмом небе! Вот Она, такая хорошая, зрительно желанная и приятная! Близкая и знакомая до каждой черточки лица! Кажется, среди миллионов женщин - и через миллион лет! - я Ее ни с кем не спутаю и сразу узнаю.

Но вот мой главный вопрос: как вы объясните, почему я такой урод, антиманьяк? У меня есть версия. Пьяный отчим, чтобы избавиться от меня, пятилетнего, с топором тащил меня к дровосеке - отрубить голову. Так он кричал. Уже и положил, и рукой держал - не вырвешься, но на мой визг выскочила мать с соседкой и к моменту, как он стал поднимать топор, успели добежать до нас. Но я был уже "мертв", то есть без сознания. Это мать хорошо помнит. Долго, говорят, не приходил в чувство. Потом долго болел какой-то чудной болезнью. Может, от этого я такой? Вы ведь ответите мне, правда?

Заранее благодарю вас.

В. А., Белгородская обл.

Письмо окончено, а щемящее чувство не покидает... Если, как говорится, удивительнее жизни бывает лишь сама жизнь, то вот он, этот случай.

- Причем очень редкий, - прокомментировал кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела сексопатологии Московского НИИ психиатрии В.В. Андрианов. - Ведь речь идет не просто об импотенции (невозможности эрекции) - о половой несостоятельности вообще. Трудно решать заочно - автору письма нужно обследоваться у специалистов, но можно предположить, что истоки такой несостоятельности очень далеки наследственные или врожденные. Ведь даже в подростковом возрасте, когда у мальчиков резко возрастает интерес к противоположному полу, этот человек ничего подобного не чувствовал. Страшный эпизод с отчимом не мог так круто изменить судьбу: даже сильнейшая психическая травма не останавливает половое созревание.  

Окончательное заключение специалисты смогут дать, если автор письма захочет приехать в Москву на обследование: эта “история болезни” заинтересовала врачей. мы обязательно напишем ему - ведь он ждет. Пусть решает. Перешлем и ваши письма, уважаемые читатели, если кому-то захочется написать человеку, так искренно и - не побоимся этого слова - талантливо доверившего нам свою душу. А кто-то, возможно, решится рассказать свою историю, свои переживания на всепоглощающем радостном или доставляющем страдания, но все-таки вечно цветущем острове “Интим Island”.

Ибо- “...Если только тень любви так прекрасна, то какова же сама любовь?”

Лилия Милицкая.