Афазия

Содержание[Скрыть]

Афазия

Почти у всех перенесших инсульт в первые дни и недели наблюдается нарушение речи. Одни не могут вспомнить названия предметов и действий, выразить свою мысль, другие не в состоянии понять, что говорят окружающие. Однако и интеллект, и память (образная) сохранены, в порядке зрение, слух... Используя эти каналы, можно многое восстановить.

В зависимости от того, какие отделы мозга поражены, говорят о разных формах афазии после инсульта (нарушениях речи).

Судить о них, а значит и выбрать метод восстановления речи можно уже через две недели после начала заболевания.

Моторная афазия

При моторной афазии человек, как правило, понимает речь окружающих, но не в состоянии выразить свои мысли, связно отвечать на вопросы, читать, писать. В ответ на вопрос он чаще всего кивает головой и жестом показывает, что ничего сказать не может, или, произнося отдельные слова, затрудняется правильно назвать предметы, действия.

Бывают случаи, когда больной не в состоянии ни повторить, ни самостоятельно произнести звук или слово. При попытках говорить долго и часто безуспешно ищет положение губ, языка. Однако может петь и читать хорошо знакомые стихи.

Сенсорная афазия

У страдающих сенсорной афазией нарушено понимание обращенной к ним речи. Отсутствует и контроль за собственной речью. Она малоинформативна, состоит из обрывков слов и фраз. Человек не может писать, не понимает прочитанного.

Одни больные безуспешно пытаются что-то повторять, называть. Речь их многословна, эмоциональна, богато интонирована, сопровождается мимикой, жестами. Но эта “словесная окрошка”, или “словесный салат” - как говорят специалисты, существует как бы сама по себе: больной не понимает ни того, что говорит, ни простейших слов, просьб, указаний, обращенных к нему. Эти признаки характерны для первой формы сенсорной афазии.

В других случаях до сознания пациента доходят простые команды, только если состоят из 1-2 слов, не более. Это вторая форма сенсорной афазии.

Страдающие третьей ее формой понимают только простые предложения. Сложный текст им не по силам. Они плохо ориентируются в пространстве, путаются в счете, не различают, что значит “под”, “над”, “к”, “от”, не оценивают сравнительных конструкций (муха меньше слона)...    

Лечение 

Что делать? Ответ однозначен: заниматься лечением афазии. Повторяем: не все безнадежно разрушено - есть интеллект, память, внимание, слух. Лучше, конечно, воспользоваться помощью специалиста по восстановлению речи (логопеда-афазиолога), но не всегда это возможно. Обычно вся нагрузка ложится на родных и близких. Чтобы максимально использовать время, отведенное на тренировки, попытаемся дать необходимые рекомендации.

Вам придется постоянно стимулировать и исправлять речь больного. Будьте готовы к тому, что на первых уроках ваш ученик быстро утомится. Делайте паузы и обязательно заполняйте их рассказами о простых вещах и событиях, о том, что когда-то до болезни очень интересовало вашего подопечного.

Когда и по сколько заниматься, зависит от состояния больного, но имейте в виду: частота и регулярность тренировок имеют огромное значение.

Если у вашего подопечного сохранено сознание, начинайте уроки с первых дней инсульта.

Поначалу занимайтесь не больше 10-15 минут, лучше 2-3 раза в день. Через 2-3 недели средняя продолжительность занятий может составить уже 40-60 минут.

Лечение моторной афазии

При  лечении моторной афазии прежде всего необходимо растормозить речь, создать у больного психологическую готовность, условия, при которых возникают намерение и желание говорить.

Вот один из приемов. Заранее подберите красочные журналы с фотографиями (можно старые). Откройте семейный альбом. Произнесите фразу с определенной интонацией, например, радости: “Я счастлив видеть тебя!” - и попросите подопечного выбрать ту картинку или фотографию, с которой эта фраза ассоциируется.

Очень полезно напевать или вместе с больным прослушивать записанные на магнитофон известные ему песни. Это помогает поднять настроение, вызывает воспоминания, оживляет в памяти дорогие образы. Попросите его петь вместе с вами. Он потихоньку подхватит мелодию и вдруг довольно внятно произнесет какое-нибудь слово, чаще рифмованное.

Повторите это же на второй день, третий... Больной начнет произносить и другие слова, а через неделю-две после многократного пропевания любимых мелодий совместное пение не будет составлять для него труда. Теперь можно попросить его договаривать стереотипные предложения, знакомые стихи, пословицы. Например: “Тише едешь - дальше... (будешь)”, “Семь бед - один... (ответ)”.

Параллельно тренируйте пациента на так называемых автоматизированных речевых рядах. Предложите вместе с вами посчитать (один, два, три, четыре...), перечислить дни недели (понедельник, вторник...).

Его может заинтересовать чтение эмоционально насыщенного событиями рассказа. Показывайте картинки, отдельно написанные слова - это способствует оживлению эмоций и прежних речевых связей. Вдруг у вашего подопечного вырывается адекватно содержанию: “Ах, черт возьми!”, “Ай-яй-яй!”, “Нехорошо!”, “Здорово!”...

Кроме того, обязательно просите больного как можно чаще называть имена близких ему людей, термины, связанные с профессией или любимым делом.

В процессе повседневного общения старайтесь, чтобы он вспомнил как можно больше существительных, глаголов, других частей речи - сначала в отдельных предложениях, затем в простых диалогах, беседах. Так, подходя к столу, вы говорите: “Я сажусь на... (стул). Я беру... (карандаш), чтобы... (рисовать)”. Готовясь к умыванию: “Где тут у нас туалетное... (мыло), чтобы руки... (мыть)? А вот зубная... (щетка), чтобы зубы... (чистить). Теперь нужно махровое... (полотенце). Им мы лицо... (вытираем)”.

Если больной вдруг произнес какое-то слово, например, “хлеб” или “мяч”, похвалите его, порадуйтесь успеху и не упустите шанс продвинуться дальше - напомните действия, с которыми связаны эти слова: “Хлеб мы... (едим). В мяч дети... (играют)”.

Не пытайтесь обучать вашего подопечного грамматике, опирайтесь на свойственное ему “чувство языка”. Варьируйте одно и то же слово: “Хлеб лежит на сто...(ле). Мяч лежит под сто...(лом). Я пошел к сто...(лу)”. Слова не надо зубрить, записывать - они должны постоянно встречаться в ваших беседах.

Разговаривая с больным, обязательно учитывайте его интересы и увлечения. С женщинами сподручнее говорить о кулинарии, моде, косметике, с мужчинами - о рыбной ловле, машинах, спорте, помогая жестами, показывая вещи или картинки, на которых изображено то, о чем идет речь. Например: “Вот река. В ней водится... (рыба). Ты любишь рыбу ... (ловить). Ты ее ловишь... (удочкой). Но сначала надо накопать... (червей). Червяка ты насаживаешь на... (крючок). Рыба... (клюет)” и т. д.

Со временем диалог усложняется. Связная речь при моторной афазии, если она мягко выражена, обычно появляется вслед за увеличением словаря больного.

Лечение сенсорной афазии

При лечении сенсорной афазии акцент занятий делается на восстановление понимания сказанного. А чтобы облегчить этот процесс, надо постараться затормозить поток обильной и малоинформативной речи (она так и вырывается из уст больного), оживить сферу зрительных образов, которые необходимы для осознанного восприятия окружающего мира.

Затормаживание речи предполагает переключение внимания больного на другие виды деятельности. Полезны любая работа с цифрами и числами, игра в шахматы, лото, рисование по образцам, составление картинок из детских кубиков, выполнение различных заданий - нарезание карточек, полосок бумаги, шрифта из газет, журналов, а также мытье посуды, уборка квартиры, если ему это уже по силам.

Обязательно сопровождайте краткими пояснениями, что, как и зачем делать. Как можно меньше слов! Только отрывистые конкретные инструкции и оценки: “Разрежь бумагу на полоски”, “Хорошо”, “Правильно”, “Помоги помыть посуду”, “Нет”, “Не так”... Контролируйте, как осознает ваш подопечный бытовые команды: “Проходи к столу”, “Садись здесь”, “Открой тетрадь”, “Начинай рисовать”... Как это ни трудно, разрешайте больному лишь короткие высказывания, реплики, вопросы: “Это так?”, “Что делать?”, “Не знаю, как...” - не больше.

Очень важно научить его слушать. Процесс разбивается на ряд последовательных этапов - понимание сначала общего смысла и содержания звучащего текста, затем предложений и только потом отдельных слов, звуков.

Ведь больному сенсорной афазией гораздо легче произнести тираду слов самому, чем выделить одно, нужное.

Прежде чем начать разговор, обязательно сообщите, о чем сейчас пойдет речь в беседе, в рассказе, который вы намереваетесь прочесть. Например, “о природе”, “о животных и растениях Севера”, “о школе”... Это поможет создать состояние ожидания, готовность слушать текст определенного содержания, необходимый эмоциональный настрой. Заранее подготовьте картинки: одна соответствует тексту, другая - близкая к нему, третья - нейтральная. Положите их перед больным, прочитайте текст медленно и выразительно и попросите найти нужную картинку. Еще раз прочтите текст и попросите сказать, о чем идет речь, посчитать количество предложений. Выделите одну какую-нибудь фразу. Пусть он найдет на картинке соответствующий ей фрагмент. То же самое проделайте с отдельным предложением, потом словом. Лист, цветок, самолет, река... - звучание каждого ему нужно соотнести с соответствующим элементом картинки. Сюжет, изображенный на ней, должен вызывать только положительные эмоции. Да и текст небольшой - 3-7 предложений из 3 - 5 слов. Проштудируйте так 7-10 текстов, которые резко отличаются по содержанию и лексике. И уже после такой общей работы - восстановления умения слушать и понимать начинайте учить различать звуки.

Нарежьте из старых журналов картинки с изображением различных предметов. Разложите их перед больным. Напишите на трех листах бумаги крупно по букве, например, Б, Л, Ц. Предложите ему распределить картинки в соответствии с начальной буквой изображенного предмета. Новое задание: к оптическому образу буквы присоедините ее звучание. Повторяйте: “Сложи картинки к букве Л” и т. д. Позже больной должен классифицировать картинки, ориентируясь только на звучание названных букв (листы с написанными буквами уберите). Отработав первые три звука, переходите к следующей паре или тройке.

У страдающих сенсорной афазией в известной степени сохранены навыки письма. Но записывать такой больной может лишь то, что сам произносит. Чтобы упорядочить этот процесс, предложите ему сначала складывать слова из разрезной азбуки. Можно сделать схематические рисунки и подписи к ним из слов, близких по звучанию: “дом-том”, “дочка-точка”, “гора-кора”, “баба-папа”... Постепенно в процессе тренировки он начинает различать эти похожие по звучанию слова, понимать, какая подпись соответствует какому рисунку.

Полезно записать на бумаге и еще раз прочитать с ним слова, только что произнесенные. Так постепенно восстанавливается и навык чтения. А если параллельно больной еще и слышит запись этих слов на магнитофоне, эффект будет выше: он вслушивается в звучание произносимых им слов и исправляет ошибки.

Препараты

Восстановлению речи способствуют медикаментозные препараты. Они растормаживают не погибшие, но оказавшиеся как бы в недееспособном состоянии нервные элементы вокруг очага поражения.

Пробудить, образно говоря, от спячки речь и память помогает ноотропил. Его надо принимать долго (несколько месяцев) по 2,4 г (в первые недели после мозговой катастрофы гораздо больше - 3,6-4,8 г) три раза в день.

Если же лекарство возбуждает больного и его сон становится беспокойным, сдвиньте прием препарата на первую половину дня. Часть курса можно провести в виде внутримышечных инъекций ноотропила по 5 г ежедневно в течение 20-30 дней.

Эффективен, особенно при нарушении памяти и внимания, церебролизин. Его вводят по 5 мг ежедневно внутримышечно 20-30 дней.

Оба препарата - ноотропил и церебролизин - можно применять и одновременно. Их хорошо переносят больные.

Как видите, способы восстановления речи разнообразны. Попробуйте те, что мы предложили, но не навязывайте их вашему подопечному все в обязательном порядке. Учитывайте его индивидуальные возможности.

Однако одно правило незыблемо. Не стоит думать, что, старательно проведя занятия, вы свободны и вольны заниматься своими делами. Если вы по-настоящему хотите помочь близкому человеку вернуться к нормальной жизни, с ним надо как можно больше разговаривать, рассказывать о семейных делах, событиях дня, вместе смотреть телепередачи, слушать радио, по возможности ходить в театр.  

Не забывайте ни на минуту: главное, что помогает восстановлению речи и других нарушенных в результате инсульта функций, - добрая, благожелательная атмосфера в семье, не устранение, а привлечение больного к участию в обсуждении домашних дел, выполнению посильной для него работы. Терпения вам и здоровья!   

Комментарии  
+3
Ученик и сотрудник Л.С.Выготского Александр Романович Лурия внес фундаментальный вклад в диагностику, исследование и восстановление различных видов афазий—речевых нарушений центрально-мозг ового происхождения, связанных с разрушением (из-за инсульта, травмы, опухоли) различных зон коры головного мозга, отвечающих за различные психические функции.
При этом А.Р.Лурия опирался на выдвинутую Л.С.Выготским концепцию системной локализации психических функций в коре. Т.е. на идею, что речевая (и любая другая) деятельность физиологически обусловлена взаимодействием различных участков коры головного мозга, и разрушение одного из этих участков может быть компенсировано за счет включения в единую систему других участков. Если до А.Р.Лурия исследователи афазии подходили с позиций психологической реальности языковых единиц и конструкций, то А.Р.Лурия впервые стал анализировать эти нарушения как нарушения речевых операций.
В своей книге «Травматическая афазия» 1947 г., он, по существу, строит психолингвистич ескую концепцию афазии—в частности, вводит представление о «внутренней схеме высказывания, которая после развертывается во внешнюю речь».

Предложенный А.Р.Лурия термин «нейролингвисти ка», каким-то чудом, попал в аббревиатуру такого спорного и неоднозначного направления американской практической психологии, как «нейро-лингвист ическое программировани е» (НЛП).

Каким образом термин «зацепился» у Р.Бэндлера и Д.Гриндера, остается загадкой. –Ведь, Ноэм Хомский, на лингвистическую школу которого ссылаются эти два джентльмена, никакого отношения к школе Л.С.Выготского не имеет (в отличии от Дж.Верча, который является виднейшим на Западе специалистом по Выготскому и активным пропагандистом его взглядов).
Ответить Ответить с цитатой