Вредные привычки Алкоголизм Алкоголь и глицин

Алкоголь и глицин

Я снова в московской наркологической больнице № 17 у генерального директора фирмы доктора медицинских наук Ирины Алексеевны КОМИССАРОВОЙ. 

- Алкоголизм - беда не только российская. В 1979 году американцы подсчитали, что в США экономические потери от злоупотребления алкоголем составляют 45 миллиардов долларов. В 1982 году эта цифра возросла до 79, в 1986-м - до 111, в 1989-м - до 130 миллиардов долларов. И это при том, что в США активно ищут новые средства лечения, создают новые препараты, появляются там многочисленные общества анонимных алкоголиков.

- Представляю, Ирина Алексеевна, какие потери несем мы... Неужели алкоголизм непобедим? Почему так трудно поддается он лечению?

- По-видимому, оттого, что до сих пор не знаем истинных причин. Виним гормоны, медиаторы, социальные факторы. Известно множество теорий развития алкоголизма - катехоламиновая, ацетилхолиновая... Но при этом сам алкоголь, ведущий фактор формирования болезни, остается как бы ни при чем.

Между тем алкоголизм - очень тонкая молекулярная патология. Под воздействием алкоголя внутри клетки происходят такие перестройки, которые не дают ей без допинга существовать. В этом плане смело можно назвать алкоголизм болезнью адаптации (привыкания).

- Сродни тому, как приехал , допустим, человек из теплых краев на Север, приспособился к его климату, а потом вернулся домой и стал болеть?

- Да. И в этом парадокс. Мы привыкли, что адаптация идет тяжело. При алкоголизме все наоборот. Только добавляй спиртное! А нет его ( лиши организм фактора адаптации) - сплошные мучения. Потому что процессы обуславливающие формирование болезненного пристрастия к спиртному протекают на неведомом нам доселе уровне. На изучение этой проблемы ушли годы. Удалось установить, что в клетке всегда есть ацетальдегид: эндогенный, очень токсичный продукт. В тот же ацетальдегид превращается в организме и алкоголь.

- Но природа ничего просто так не делает. Раз сохраняет в нашем организме что-то токсичное, значит, для чего-то это нужно?

- И не просто нужно. Ацетальдегид выполняет, можно сказать святую роль - управляет дыханием клетки на молекулярном уровне. Присутствие ацетальдегида позволяет ей продуктивно использовать кислород. А так как ацетальдегид токсичен, то и нейтрализуется особыми, природой же придуманными сложнейшими соединениями и способами, которые строго регламентируют его концентрацию в клетке.

Человек выпивает спиртное. И в клетке на несколько порядков возрастает содержание ацетальдегида. Нарушается природой заданное равновесие, и, естественно, включаются механизмы борьбы с излишками ацетальдегида. Выпивка повторяется, и механизмы срабатывают снова. Клетка учится сама избавляться от токсина. И делает это настолько хорошо, на уровне автоматизма, что может появиться так называемая толерантность - как бы “терпимость” клетки к алкоголю. Человек продолжает пить и не пьянеет. Но это до поры до времени. Есть грань, за которой прорисовываются черты болезни.

Так как ацетальдегида становится постоянно много, синтез его клетка прекращает. Но вдруг ... новой порции спиртного не поступило. Натренированная клетка продолжает свое дело - сбрасывает ацетальдегид, избавляется от него уже по инерции. Механизмы-то стабилизации разбалансированы. Концентрация ацетальдегида падает, (порой до 0), и - хоть караул кричи! - нечем бедной клетке дышать. Ей плохо. Она задыхается. Требует алкоголя. Ведь только он способен стимулировать образование ацетальдегида, который обеспечит приток кислорода. Идет как бы самолечение на клеточном уровне. Круг замыкается - появляется алкогольная зависимость, болезнь, со всеми вытекающими последствиями.

- Ирина Алексеевна, а как согласуется со всем этим распространенная психотронная терапия алкоголизма?

- Некоторые симптомы алкоголизма принято гасить транквилизаторами. Правильно ли это? Тогда придется признать едиными молекулярные основы, допустим, маниакальных депрессий, шизофрении и алкоголизма. А это совершенно не так. Мало того. Препараты, которые обычно принимают для снятия реактивных состояний ( ибо они обладают успокаивающим, снотворным и наркотическим действием) и ацетальдегид относятся к одной группе. Они “садятся” в клетке на одни и те же участки. Поступил в клетку, скажем транквилизатор, он займет место ацетальдегида, вытеснит его. А что делать клетке? Она ищет пути сохранения жизнедеятельности, но уже как бы под наркозом.

- Значит, “давить” на клетку препаратами бесполезно. А что же делать, как справиться с болезненным пристрастием к алкоголю?

- Управлять опьянением.

- Звучит, прямо скажу, фантастически.

- Для каждого возраста, каждой конкретной личности, конечно, есть своя критическая доза алкоголя. Под этим термином мы понимаем частоту “поднятия бокала или рюмки”, количество выпитого, которые приводят к изменениям в клетке, к началу болезни. Если поставить перед собой цель - уменьшить интоксикацию и интенсивность воздействия алкоголя ( растянуть принятие критической дозы по времени), появляется шанс уберечь от болезни вообще.

- Это что, как спортсмену недодавать нагрузку? Вроде “играет в мяч” вся жизнь потихоньку, а мастерства не достиг?

- Естественно. Если пить редко и помалу, клетка не пострадает. А если алкогольный допинг идет постоянно? Вот тогда, чтобы клетка не успела перестроиться, чтобы защитить организм, можно принимать специально созданные для такой профилактики препараты. Это уже известный вам глицин и лимонтар. С лимонтара, препарата, содержащего янтарную кислоту, мы и начинали.

Однако, чтобы разобраться в механизме его действия, вернемся к тому моменту разговора, когда принятый алкоголь превращается в ацетальдегид и буквально душит клетку. У нее остается единственный шанс выжить - дышать “на янтарной кислоте”, которая всегда присутствует в клетке, и ее-то клетка судорожно начинает использовать. А что, если, подумали мы, этот процесс поддержать и активизировать? Для этого надо принять лимонтар. И тогда, когда человек выпьет спиртное, интоксикация будет значительно меньше.

Механизм действия глицина совершенно другой. Он связывает ацетальдегид, не дает ему полностью трансформироваться. В результате опьянение и интоксикация резко уменьшаются. На сегодня можно смело говорить, что глицин - единственный препарат истинной профилактики алкогольной болезни.

- Как вы рекомендуете принимать лимонтар и глицин - перед застольем или лучше во время выпивки?

- Можно и так, и так. Таблетки уменьшают интоксикацию, сохраняют в клетке нормальные физиологические процессы и нормальный синтез ацетальдегида.

- Это касается тех, кто выпивает редко?

- Да. И даже тех, кто пьет часто и много. Ведь что такое появление алкогольной абстиненции? Почему живуч синдром похмелья? Из-за недостатка ацетальдегида. Чтобы клетка не страдала, чтобы ей было комфортно, надо в нее накачивать ацетальдегид до определенной концентрации ( и именно в тот момент, когда он в ней не образуется, а, наоборот, активно сбрасывается). Но не увеличением же дозы алкоголя добиваться этой цели! Значит, таблетками. Именно в этом и заключается суть метаболической терапии алкоголизма. Она позволяет не притупить и приглушить на время болезнь, а исправить все, что алкоголь “вывернул наизнанку”. СДЕЛАТЬ ЭТО В ОДИН ДЕНЬ НЕВОЗМОЖНО.

Да, повторяю, алкоголизм - сложная болезнь с тяжелыми нарушениями как на молекулярном уровне, так и в психике. Но они не катастрофические. Надежда на излечение есть, но только, подчеркиваю, если применять адекватную (соответствующую) терапию. Она должна быть многолетней, как и формирование самой болезни. Принимать лекарство надо не день, не неделю- годы.

-Значит, избавление от алкоголизма, я правильно поняла, не в традиционном запрете пить, а в длительном, терпеливом лечении. И даже, если человек на его фоне опрокидывает рюмку другую, не обращать на это внимание?

- Это самое главное. Ведь почему многие не могут бросить пить? Состояние похмелья тяжелее самого опьянения для каждой клетки. Все клетки требуют: пить, пить, пить... Это состояние с помощью таблеток можно убрать, смягчить. Физиологический статус при этом будет сохранен, а потребность в спиртном постепенно сокращается. Так, разве что по праздникам человек присоединиться к компании. Но лечение, повторяю, должно быть настойчивым. упорным. Может, как у диабетиков всю жизнь.

- Ирина Алексеевна, не значит ли это, что человек должен сам регулировать прием лекарств?

- Отчасти да. Но все же помощь врача-нарколога необходима. Он владеет ситуацией, знает, какие “гайки” в организме подкрутить, какой “ключ” подобрать в каждой конкретной ситуации. больной полностью с этим не справится. Речь ведь идет не только о двух упомянутых препаратах. Их в нашем арсенале около 50. И они оказывают на клетку самое разное воздействие.

- Ну, а семейные скандалы, попреки вроде того, что взялся лечиться, а сам пьешь, естественно, делу не помогут?

- Ни в коей мере. Молекулярную патологию словами не вылечить. Вот почему, предлагая метаболическую терапию, стараемся со всей семьей работать. Жена, мать, должны стать помощниками врача, понимать: курс лечения долог. Замечу: по мере излечения и характер человека в лучшую сторону меняется. Такие уж наши пациенты... Кстати, глицин неплохо и всей семье принимать от стрессов для создания здорового микроклимата в доме. Да и когда за стол в праздник садятся, неплохо всем его или лимонтар принять, чтобы общую радость не испортить. Ну, а если ругать, пилить? Опытные наркологи отмечают: конфликт в семье ведет чаще всего к началу систематического заливания горя вином.

- Алкоголизм - социальная болезнь?

- Только не в том плане, что условия жизни плохие. И при отличных пьют. Да еще как! Алкоголизм, как и наркомания, - истинно социальная зараза. Они не передаются воздушно-капельным или половым путем, но такой человек обязательно найдет себе компанию. Ему общество нужно. Вот и втягивает друзей. Особенно опасно это для подростков. Знаете, иногда даже приятели провоцируют: “Чем больше выпьешь, тем больше мужик!” А должно быть наоборот: “Не пьет! Вот мужик настоящий!”

Общество должно помнить: никакими запретами проблему алкоголизма не решить. Культуру пития надо воспитывать. Сел за стол, не хватай рюмку, поешь сначала. Тогда ткани не испытают такого удара интоксикации. Глицин, лимонтар, ряд витаминов (аскорбинка та же), коферментные препараты - кокарбоксилаза, флавинат, липоевая кислота, липамид, рибоксин - помогут защитить организм. Кстати, знаете, чем хороша знаменитая “Несмеяновка” (“Клюковка”) - водка. настоенная на клюкве? Имеет хорошую детоксицирующую основу. В марочных винах эта основа всегда есть. Кстати, это те же кислоты, что и в наш лимонтар входят. А вот чем грубее вино, тем опаснее оно для организма, тем короче путь к алкогольной болезни. Кстати, если съесть перед выпивкой кусок хлеба с маслом, фрукты, можно значительно уменьшить воздействие алкоголя на клетку.

Словом, настоятельно советую заниматься профилактикой алкоголизма. Раз и навсегда принять как основу жизни. Ну, уж не дай Бог, если... - лечиться! Методами метаболической терапии. Если же ограничиться транквилизаторами, валокордином... Это значит поддерживать болезнь на том же уровне или даже усугубить ее. Попытки прямой замены рюмок транквилизаторами и другими лекарствами даром не проходят. Развивается двойная зависимость, усугубляющая болезнь на клеточном уровне. С ней можно вообще не справиться.

Беседу вела Наталия САВИНА

 

Комментарии  

 
+3 #1 Арсений 18.02.2012 01:33
Пью таблетку лимонтара перед выпивкой, если алкоголя много, то еще одну, перед тем как лечь спать, тоже можно выпить. Если утром все еще ощущается действие, то выпить таблетку лимонтара и 3-4 глицина, быстро полегчает.
Цитировать | Сообщить модератору